О ловле хищной рыбы

Электрический окунь

окунь зимойМинувшей зимой сложилось так, что никому из нашей немногочисленной рыболовной компании выбраться на «большую» рыбалку не удалось. Рыбачили много, но всё больше на маленьких соседних прудах, не особенно богатых крупными трофеями. Огорчаться из-за этого мы, конечно, не стали, по собственному опыту зная, насколько увлекательной, а подчас и курьёзной, может получиться рыбалка на самом непримечательном, с первого взгляда, водоёме. Об одном из таких курьёзов мне и хочется теперь рассказать.

Опытным рыболовам-зимникам хорошо известно, как непредсказуемо бывает иногда распределение рыбы по водоёму. Особенно часто «грешит» этим окунь: то концентрирующийся плотными стаями в каких-то определённых точках, то хаотично блуждающий по всей акватории. Зачастую, без всяких привязок к донному рельефу, погоде или давлению. К подобным капризам рыбаки давно уже привычны, и с помощью активной «ходовой» ловли с балансиром, рано или поздно, свою добычу всё равно находят. Но на том пруду, где прошла большая часть наших рыбалок, с окунем творилось что-то уж совсем несуразное.

Пруд этот – небольшой водоём сильно вытянутой формы со средней глубиной 2,5 м. Примерно посредине его длины, ближе к правому, крутому берегу, есть яма около 6 м. Остальное дно совершенно ровное, исключая две широких отмели на коротких сторонах пруда. Много лет назад водоём был зарыблен крупным карасём и карпом. Из «диких» же пород остались: окунь, плотва, пескарь и верховка. Часто рыбача на этом пруду, мы хорошо изучили его «клёвые точки» и «рыбьи тропы» и без улова возвращаемся крайне редко. Вот и тогда вышли мы на первый лёд с радостным предвкушением удачной рыбалки. Ведь за лето, пусть даже богатое уловами, всё равно успеваешь соскучиться за бойкими полосатыми рыбёшками, весело и азартно берущими наживку почти в каждой лунке.

“Электрический” окунь. Погода выдалась самая «окунёвая». Державшийся больше недели крепкий морозец немного отпустил, а с неба всё гуще и чаще летели лохматые, растрёпанные хлопья сырого снега. Немецкий дог по кличке Оден, такой же заядлый любитель рыбалки, как и все мы – носился вокруг, гоняясь за снежинками и при этом смешно загребая расползающимися на скользком льду лапами.

Пробурили первые лунки. Не дождавшись ни одной поклёвки, стали смещаться к отмели. Сменили балансиры на блесны, блесны на цикады, цикады на мормышки. Но хорошо знакомый пруд как будто вымер. Вернулись на первые лунки и методично, изредка изменяя игру и подматывая леску, стали облавливать все горизонты воды. На румяных от мороза лицах моих напарников читалось явное разочарование. На моём, наверное, тоже. Только Оден, не теряя оптимизма, заглядывал то в одну, то в другую лунку, высматривая прячущуюся где-то в глубине рыбу.

Хотя, почему же непременно прячущуюся? Может, там, в полумраке, под десятисантиметровым льдом, вместо представляющейся нам тишины и неподвижности царит оживлённая суета, в которой наши дёргающиеся на леске приманки только досадные помехи, совсем не к месту свалившиеся на рыбьи головы? Вот, стайка верховок с хихиканьем пронеслась мимо, ловко увернувшись от качающегося из стороны в сторону балансира. А вот, опасливо посматривая по сторонам, проплыли под самой лункой несколько плотвиц. У них свои дела, свои заботы.

Большая ватага окуньков закружилась вокруг приманки. Этим лишь бы пошалить. Кто-то, из самых отчаянных, замирая от собственной смелости, вплывает в пятно света, падающего из лунки, толкает головой почти остановившийся балансир и тотчас отскакивает назад. Вдруг приманка поднимается выше, и окуньки с радостным визгом бросаются врассыпную. Точь-в-точь наслушавшиеся страшных историй мальчишки, убегающие от «дома с привидениями». Остановившись на безопасном расстоянии, они смотрят снизу на лёд, хохочут, дразнятся. Некоторые, кто похулиганистее, делают плавниками «нос».

На поднятый малышнёй шум из коряжника выплывает горбач. Долго смотрит жёлтыми выпученными глазами на петляющий перед ним балансир, качает укоризненно головой и снова возвращается в коряжник, по пути ворча себе под нос что-то вроде: «… Ни один год не дают перезимовать спокойно. Шумят, топают, в лицо железками тычут! Вот раньше рыболов был воспитание. Долго на льду не засиживался, мотыля в лунку бросал, не жалел. А эти… Только зря из засады вышел. Теперь вот снова прячься, стой, дожидайся добычи…»

Медленно шевеля плавниками, не отрывая головы от дна, появляется карп. За ним на почтительном расстоянии следуют несколько крупных карасей. В какой-то важной задумчивости это молчаливое шествие плавно огибает световое пятно и движется дальше. Но тут балансир падает на дно, едва не задев карпа. Поднявшееся облако мути совсем запорошило старику глаза. Усиленно работая жабрами, почтенный патриарх пруда, ничуть не теряя собственного достоинства, отплывает в сторону. Даже не оглянувшись на опасное место (недаром же он «философ»), карп продолжает движение. Караси следом.

 Вздрогнувший кивок вернул меня к действительности. К этому времени я уже не меньше пятнадцати минут «гонял» под водой обычную мормышку с мотылем. Подсечь, впрочем, не успел. Леска сама натянулась, скрипнула катушка, сильно изогнулся мягкий шестик удильника. Только после нескольких минут вываживания осторожно вытащил я на лёд красавца-окуня. Черноспинный, с полосатыми изумрудными боками, лежал он на снегу, растопырив оранжево красные плавники и зло поводя большими янтарными глазами. В этом богатыре оказалось 400 граммов весу. Забегая вперёд, скажу: он оказался самым крупным моим окунём не только за ту рыбалку, но и за всю зиму.

Первый улов сразу вернул всем нам и хорошее настроение, и уверенность в своих снастях. У дна весело задрожали мормышки, украшенные переливчатым рубиновым мотылем. С ещё большим нетерпением ждали мы поклевок. Клёв, и вправду, вскоре начался. Только немного странный. Поклёвки были нечастые, скорее даже эпизодичные. Клевало и на отмели, и на ровном чистом дне, и на яме – везде с одинаковой частотой. Вытащишь из лунки одну, максимум две рыбы, и нужно идти на следующую, метров за 20-30 от первой.

Странным, собственно, было то, что на любом месте поклевки происходили со дна, и ловился только сравнительно крупный (по местным меркам) окунь, не меньше 200 грамм. Что заставило окунёвую стаю разбрестись равномерно по всему водоёму, и где был в это время мелкий окунь – для нас осталось загадкой. Может, прятался где-нибудь от «разгулявшегося» старшего собрата? А может, плавал рядом, но не было у него в тот день аппетита? Никому неизвестно. К вечеру, наловив кто два, кто три десятка увесистых окуней, мы, замёрзшие и довольные, уехали домой.

Но это был только первый зимний сюрприз знакомого пруда. Зима шла своим чередом. Холодало. На водоёмах нарастал лёд, обильные снегопады превратили просёлочные дороги в узкие тоннели с белыми отвесными стенами. Окунь, как и положено, ближе к глухозимью перемещался на глубокие места. В морозные дни рыба собиралась в плотные локальные группы, почти не двигалась. В оттепель – объединялась в большие стаи, выходила на отмели и активно кормилась. Мелкий окунь ловился безотказно, по полсотни с одной лунки. Крупный попадался реже: постоянно обрывал мормышки на тонкой «спортивной» леске, а блесны и балансиры презрительно обходил стороной.

“Электрический” окунь. Наступишие новогодние праздники, как всегда, стали чертой, отделившей истинных рыболовов от простых любителей. Несколько дней окрестные пруды пустовали. А второго января мы с Оденом оказались единственными, кто вышел на лёд. Всё утро клёв был вялый, а к полудню вообще прекратился. Десятком окуней, которых удалось поймать возле затопленной ивы, полакомился пёс, и мы двинулись дальше.

Медленно перемещаясь вдоль берега, наконец, добрались до дальней отмели. Здесь, обычно, неплохо ловились пескари. Признаться, мне нравится неторопливая, «гурманская» поклёвка пескаря. Глядя на легонько изгибающийся кончик кивка, так и представляешь себе, как серенький толстощёкий обжора, причмокивая пухлыми губами и пошевеливая коротенькими усиками, принимается за лакомого червячка. Не успел прожевать, а его уже тащат куда-то наверх, выбрасывают на колючий блестящий снег. Пескарь щурится от яркого света, прыгает, вертится, пытаясь улизнуть обратно в лунку. Наконец, запыхавшись, тяжело надувает щёки и отворачивается от рыболова. Дескать, глаза б мои на тебя не глядели.

Но в тот день даже пескари ловиться не хотели. Наверное, отсыпались после Новогодней ночи. Домой уезжать было слишком рано, и я решил обловить ещё десяток-другой лунок. Первые две никакого результата не принесли. А вот на третьей, едва мормышка опустилась в воду, тотчас дрогнул и распрямился кивок. Через две секунды на льду трепыхался маленький окунишка, никак не желавший расставаться с глубоко проглоченным крючком. Освободив полосатого от мормышки, я поскорее опустил её снова в лунку. Опять уверенная поклёвка.

Мелкий окунь хватал мормышку на любой глубине, где успевал догнать её. Не то что игры, иногда даже наживки не требовалось, чтобы соблазнить его на поклёвку. За несколько минут возле лунки образовалась целая горка зеленоватых, покрытых инеем рыбок. Но скоро поклёвки стали реже, а окунишки пошли один другого мельче. Видно, всю находившуюся поблизости стайку я уже выудил. Нужно было менять место.

Подбросив в старую лунку щепотку мотыля, я насверлил в разных направлениях несколько новых, отступая, примерно, по десять метров от уловистой точки. Вскоре стало ясно, что небольшие стайки окуня располагаются на отмели полосой, наискосок уходящей к противоположному берегу. На этом месте из четырёх прикормленных мотылем лунок выудил я в тот день триста двадцать окуней.

Но самое любопытное обнаружилось только на следующей рыбалке. Приехали уже не вдвоём, а всей компанией, и поиск рыбы начали сразу с отмели. Мелкий окунь, как и несколько дней назад, концентрировался вдоль чем-то полюбившейся ему прямой, диагональю пересекавшей пруд. Пять-шесть метров в сторону, и вместо активного клёва – полное безрыбье. Разбираться в причине феномена мы не стали, а насверлив лунок, расположились на уловистом участке.

Клёв, также, как и в прошлый раз, был отменный. По одному стали подходить местные рыбаки, до этого безуспешно блеснившие на яме и вдоль коряжника. Возле лунок стало людно. Вот тут я и обратил внимание, что здесь, в самом узком месте пруда, довольно низко надо льдом с берега на берег перекинута линия электропередач. А все мы, цепочкой сидящие на своих ящиках и напоминающие больших взъерошенных воробьев, находимся точно под нею.

Значит, и основная концентрация рыбы совпадает с этой линией. В чём же причина? На этот счёт догадок высказывалось много. Какие из них были справедливы, а какие нет – судить не берусь. Главное, что под этими проводами рыба исправно ловилась всю зиму (с первыми оттепелями туда же сместился и пескарь). А окуня в том пруду, с чьей-то лёгкой руки, мы так и прозвали «электрическим».

Ловля радужной форели на спиннинг. Часть 2.

Добрый вечер! Вот вам следующая часть о ловле радужной форели на открытой воде. Сегодня в статье будет описана ловля радужной форели на спиннинг.


Ловля радужной форели на спиннинг
Радужная форель на спиннинг

Ловля радужной форели на спиннинг.

Читать полностью

Ловля радужной форели на открытой воде. Часть 1.

 Добрый день! Сегодня, я начал писать статью про все нюансы ловли радужной форели на открытой воде. Так как, статья будет довольно большой, наверное, я разделю ее на 3-4 части. Думаю и вам будет проще ее читать.

Радужная форель
Секреты, хитрости ловли радужной форели

Радужная форель.

 В последние годы форель стала чуть ли не главной хищной рыбой «выходного дня». Читать полностью

Ловля сома на перемет

 1Не для кого не секрет что самый хороший клев рыбы (жор) бывает или после нереста или перед ним. Поэтому ловить сома лучше всего в апреле (готовится к нересту) и в начале июня-конце мая (время после нереста). Жор именно в эти периоды вы понимаете наверняка почему, перед нерестом ему нужно набраться сил, а затем и восстановить их после, из-за этого сом начинает активно питаться. Из этого можно сделать вывод – это идеальное время, чтобы половить сома, и не воспользоваться им просто “грех”. Читать полностью

Способы ловли налима.

1 Мало таких рыболовов, которым посчастливилось встретиться с этой интересной рыбой. Этот представитель тресковых, так называемый выходец из северных морей, любит прохладную чистую воду. Чаще всего, его можно встретить у обрывистых берегов, в различных ямах, где спокойное течение. Активность налима начинается с заходом солнца. Данная рыба хищная, однако, очень далеко не похожа на другую речную рыбу. Читать полностью

Советы при поиске судака зимой.

1Поодиночке судаки встречаются редко, обычно это очень крупные экземпляры. Большинство рыб этого вида держаться рядом. Поэтому для успешной зимней ловли нужно найти место, где охотится стая.


Действуйте командой.

 Для ловли лучше собрать любителей судачьей охоты. Рыбакам нужно разойтись в разные стороны или двигаться цепочкой, сверля лунки и пытаясь найти хищника. Читать полностью

1 2 3